Газовая война без цензуры: О чём молчат авторы проекта "Украина"

  • Газовая война без цензуры: О чём молчат авторы проекта Украина

Вашингтон не оставляет попыток сорвать реализацию проекта "Северный поток – 2". Цель ясна – вынудить Россию платить Украине миллиарды за транзит газа. Таким образом, США хотят финансировать свой геополитический проекта "Украина" за счёт России. В студии "Первого русского" ведущий Никита Комаров говорил с экспертами о газовой политике совершенно объективно и без цензуры.

В современном мире экономика является главным рычагом политического давления. Она эффективнее и надёжнее, чем танки и авианосцы. В отношении России развязана самая настоящая экономическая война, и это ни для кого не секрет, уверен Никита Комаров. Ярким тому примером является ситуация с "Северным потоком – 2".

Давление будет продолжаться и только усиливаться. Тем не менее Россия за последние два года ввела в эксплуатацию сразу два мощнейших газопровода: "Турецкий поток" и "Сила Сибири". Строительство же "Северного потока – 2" близится к завершению. Кроме того, в ближайшее время начнутся работы над новым проектом – "Сила Сибири – 2". Мощность всех четырёх газопроводов составляет 170 млрд кубометров в год. То есть масштаб новых проектов огромен.

А между тем попытки США помешать реализации этих проектов не прекращаются. Цель у всего этого одна – заставить Россию платить американским сателлитам – Украине и Польше – за транзит газа. Вот что на этот счёт сказал президент России Владимир Путин:

Почему так всё крутится вокруг "Северного потока – 2": хотят заставить Россию платить за их геополитический проект "Украина". Вот и всё, на самом деле всё достаточно примитивно. Всё просто. Мы-то это давно понимаем. Ну таков мир, в котором мы живём. 

В 2021 году Россия заплатит Украине за транзит газа 1 миллиард и примерно 400 млн долларов США. В том году мы заплатили больше двух миллиардов. До этого вообще по три миллиарда отчисляли. Плюс в начале 2020 года перечислили Украине по Стокгольмскому арбитражу ещё три миллиарда долларов. Эти цифры соответствуют реальному положению вещей? Вопрос Никита Комаров адресовал эксперту Финансового университета при правительстве России, эксперту Фонда национальной энергетической безопасности Станиславу Митраховичу.

Транзитный договор с Украиной кабальный, но это подстраховка

Цифры соответствуют действительности, согласился эксперт. Если вспомнить о судебных тяжбах в Стокгольмском арбитраже, то они завершены, по крайней мере по тем искам, которые подавались Украиной и Россией в отношении друг друга. Так что дальше платить миллиарды нам уже не придётся, если только украинская сторона не придумает какой-нибудь новый повод для разбирательств.

Что касается сумм, которые мы платим за транзит, то в прежние годы было до трёх млрд долларов, сейчас эта сумма будет снижаться до двух млрд долларов. Что касается текущего года, то всё зависит от того, сколько мы будем через неё транзитировать. На текущий момент "Газпром" обязан транзитировать черед Украину 40 млрд кубометров газа в год по правилу "качай или плати". Платить придётся даже в том случае, если украинская ГТС не будет полностью загружена. Поскольку "Северный поток – 2" ещё не введён в эксплуатацию, какие-то дополнительные мощности нам придётся докупать к Украине по более высокой цене.

Предполагается, что "Северный поток – 2" частично заработает уже во втором полугодии 2021 года, это даст возможность часть транзита перебросить на этот маршрут. Многое будет зависеть ещё и от того, какой спрос на газ будет в Европе в текущем году, как быстро уйдут холода, считает Митрахович.

Получается, что из-за кабального договора на транзит газа мы уже перечислили Украине за пять лет 10 миллиардов долларов, уточнил Никита Комаров. А ведь, наверное, можно было бы предвидеть остановку строительства "Северного потока – 2".

Конечно, вполне можно было предположить, что санкции будут только ужесточаться, согласился Станислав Митрахович. Какие-то меры мы принять всё-таки успели. К примеру, за несколько лет до этого, на тот случай, если "Северный поток – 2" придётся достраивать самостоятельно, было куплено судно, которое потом назвали "Академик Черский".

Подготовительная работа велась, были заключены долгосрочные соглашения с немецкими компаниями, с немецкими властями, с другими игроками, которые были заинтересованы в "Северном потоке – 2". Возможно, не всё предусмотрели, где-то ошиблись. Но теперь оценить сложно – какие ошибки были сделаны. Многое можно было предвидеть, возможно, кто-то вовремя не сориентировался.

Что касается транзитного договора, то на конец 2019 года он всё равно был необходим. Даже в самых благоприятных условиях, даже без американских санкций мы не смогли бы запустить "Северный поток – 2" в начале 2021 года, – инфраструктура, которая является продолжением трубопровода по Германии, ещё не была готова, как и газопровод "Югал", который не достроен полностью до сих пор. Полностью отказаться от Украины на первое января 2020 года без очень масштабных рисков мы не могли. Поэтому подстраховаться необходимо, считает эксперт.

Так что транзитный контракт можно считать компромиссным. И он, в конце концов, не вечный, всего на пять лет, из которых полтора года уже прошло, осталось не так уж много. Так что теперь это задача Украины – доказать, что за пределами 2021–2022 годов нам будет интересно эксплуатировать её ГТС хоть в каких-то объёмах. Пока с их стороны никаких вменяемых коммерческих предложений не поступало.

В пользу "Газпрома" говорит тот факт, что объём транзита с каждым годом сокращается, отметил Никита Комаров. Если в 2020 году было 65 миллиардов кубометров газа, то теперь уже 40. То есть транзит рухнул на треть.

Действительно, трафик неуклонно идёт вниз. Это – результат украинской политики, добавил Митрахович. Они добились того, чего хотели. Хотя вполне возможно, что в этом году объём транзита будет немного больше, чем 40 млрд кубометров. Потому что мы уже покупаем дополнительные объёмы, только не очень большие.

Когда достроят "Северный поток – 2"?

Посмотрим, что будет происходить летом и осенью. Подкупка дополнительных мощностей будет происходить в течение всего текущего года, в зависимости от того, когда и на какую мощность будет введён в эксплуатацию "Северный поток – 2". К слову, балканские страны теперь получают газ через "Турецкий поток", напомнил эксперт.

Если говорить о перспективах строительства "Северного потока – 2", то я оптимист и уверен в том, что газопровод будет достроен. В реализации проекта очень заинтересована Германия. И мы не собираемся отступать. Эти два фактора дают уверенность в том, что проект закончат с очень высокой степенью вероятности. Конкретные сроки пока назвать сложно. Едва ли американцы быстро отступят. В западной прессе ходят слухи о том, что с Германией уже заключено соглашение и санкций не будет, или, наоборот, они усилятся. Верить в эти слухи сложно. 

Как бы ни было велико желание США помешать проекту, продолжил Митрахович, бить наотмашь по европейским компаниям они не станут – нельзя наказывать союзников по НАТО и вводить жёсткие меры. Так что здесь американцы связаны по рукам и ногам. Но всё равно палки вставлять в колёса будут.

Могут ли они ввести санкции против "Газпрома", помимо уже введённых уже технических ограничительных мер? Скажем, с компанией американцы могут поступить, как в своё время с "Русалом", внесённым в список СДМ, предусматривающий максимально жёсткие санкции. Но "Русал" из этого списка уже вывели, когда поняли, насколько компания важна для мировой экономики в целом и для Европы – в частности.

Поэтому я не думаю, что внесение, скажем, "Газпрома" в такой список с запретом работы с долларами, это реальная угроза. А мер, которые у американцев остались, явно недостаточно, чтобы помешать строительству трубопровода. Так что шансы завершить "Северный поток – 2" высоки. Что касается сроков, то если не в апреле, то к середине года датский участок газопровода будет достроен. Потом будут пусконаладочные работы, сертификация – это займёт еще несколько месяцев. Но до конца текущего года вполне возможен запуск первой нитки газопровода.

Хорошо бы успеть до федеральных выборов в Германии, поскольку есть вероятность, что в правящую коалицию войдёт "партия зелёных", которая категорически против "Северного потока – 2", сказал Митрахович. Но потом нас ждёт ещё очень большая эпопея – борьба за то, чтобы нам и нашим партнёрам разрешили этот газопровод использовать на полную мощь.

Шансы завершить "СП – 2" высоки. Что касается сроков, то если не в апреле, то к середине года датский участок газопровода будет достроен. До конца текущего года вполне возможен запуск первой нитки газопровода. Фото: Jens Büttner/ZB/Globallookpress

Противники проекта будут пытаться использовать антимонопольное право Европейского союза либо какие-то новые инструменты, чтобы ограничивать работу газопровода, чтобы он мог работать, скажем, на половину мощности. Кстати, нам это удалось сделать с "Северным потоком – 1". Уж как ни пытались этому помешать через различные суды, на текущий момент "Северный поток – 1" работает на полную мощность.

Либеральные эксперты врут: "Северный поток – 2" окупится

Станислав Митрахович, продолжая беседу, объяснил, что "Северный поток – 2" намного эффективнее и технологичнее, чем та же изношенная ГТС Украины. При этом транзит газа через "Северный поток – 2" ещё и более экологичный, что очень важно для Европы. Получается, Германия помогла создать проект с гораздо меньшим углеродным следом.

То есть наши либеральные эксперты, утверждающие, что деньги, "вбуханные" в "Северный поток – 2", никогда не окупятся, просто нагло врут, уточнил Никита Комаров. Или, может быть, они просто считать не умеют?

Возможно, они считают, что мы будем вечно прокачивать через Украину крупные объёмы газа, предположил Митрахович. Если предположить, что мы ещё лет 50 будем качать через Украину много газа, то в чём-то они правы. Но мы же понимаем, что объём украинского транзита будет сокращаться из года в год, пока вовсе не дойдёт до нуля. С этой точки зрения, "Северный поток – 2" окупится.

Слезем ли мы с нефтяной иглы?

В продолжение беседы Никита Комаров предложил немного изменить тему и поговорить о том, насколько существенно Россия зависит от экспорта углеродов. Да, доля нефтегазовых доходов в бюджет постепенно снижается. Так, в докризисном 2019 году она составила 39%, а в 2014 году – 52%. Однако что касается торговли, то в том же 2019 году углеводороды составили практически 2/3 от общего экспорта.

Тем не менее, наконец-то появилась надежда, что в скором времени Россия действительно сможет избавиться от нефтяной зависимости: четыре масштабных проекта по глубокой переработке нефти и газа способны уменьшить долю экспорта сырья и переориентировать его на экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью. В случае реализации всех проектов уже к 2030 году Россия выйдет в мировые лидеры по экспорту продукции глубокой переработки сырья. Дадут ли эти проекты нам наконец слезть с пресловутой нефтяной иглы?

Станислав Митрахович считает, что говорить об этом надо всё-таки с осторожностью. Да, понятно, что доля доходов от продажи нефти и газа уменьшилась. Но при этом у нас уменьшилось и общее количество доходов. А хотелось бы говорить, что не просто стала меньше доля нефтегазовых доходов в экономике, а чтобы сама экономика стала значительно больше, чтобы увеличились доходы людей, компаний и так далее. Чем больше экономика, тем лучше, уверен эксперт.

Что касается этого процента внутри, то если мы сумеем перераспределить часть на нефтегазохимию, это, конечно, будет замечательно. У нас уже идёт этот процесс. Несколько месяцев назад президент Владимир Путин проводил большое совещание в Тобольске. Одна из крупнейших наших компаний "Сибур" представляла там своё большое предприятие, которое позволит нам заняться импортозамещением химической продукции. А на перспективу мы будем ещё и экспортировать. Есть ещё несколько очень интересных крупных проектов.

Но некоторые проекты подвисли, добавил Митрахович. К примеру, в Находке, которым занимается "Восточная нефтехимическая компания". К концу мая Владимир Путин дал указание разработать дорожную карту этого проекта, пока же идут споры о том, какие могут быть выделены льготы. Ещё несколько проектов могут быть реализованы при помощи налоговых льгот. Тут главное, считает эксперт, чтобы эти льготы не превратились в плату от государства за эти проекты, необходимо соблюсти определённый баланс.

Как понять, какие страны зависят от нефтегазовых доходов? Взять, к примеру, Норвегию, которая считается одной из самых развитых стран мира. Она добывает нефти на душу населения в четыре раза больше, чем Россия. При этом, напомнил Митрахович, мы на фоне соглашения ОПЕК+ сократили добычу нефти, а Норвегия, напротив – увеличила. Так кто из нас больше зависит от нефтегазовых доходов?

И это вопрос очень тонкий – насколько эффективно используются доходы от нефти, насколько они позволяют развивать другие отрасли, насколько они не разворовываются, насколько они способны создать высокий уровень жизни населения, насколько они сочетаются с соседними отраслями, скажем, с той же нефтегазохимией. То есть тут вопрос качественного управления имеющимися ресурсами, при котором ресурсное проклятье исчезает. При некачественном управлении оно появляется даже в тех странах, где, может быть, нефти меньше, но используются какие-то другие ресурсы.

Грандиозные планы газификации

Ещё одна важная тема, которую предложил затронуть в беседе Никита Комаров, – это газификация. Сегодня в России есть действительно грандиозные планы в этой сфере: довести до 2030 году уровень газификации до 100%, там, где это возможно. Озвученная стоимость проекта – два триллиона рублей. Насколько она соответствует реальным затратам, поинтересовался журналист. Или её придётся снова наращивать?

"Газпром" планирует до 2030 года завершить технически возможную газификацию в России на 100%. Фото: PAO NOVATEK/Globallookpress

По мнению Станислава Митраховича, скорее всего, дополнительные расходы потребуются. Ведь поставлена действительно большая задача. Россия – огромная страна с самими разными и непростыми регионами. А ещё обязательно возникнет спор о том, где проходит граница между техническими и экономическими возможностями сетевой газификации.

Ну представьте себе, у вас есть маленький населённый пункт, там живет совсем мало людей. Многие приезжают только на лето. Надо ли там проводить сетевой газ или решать задачу альтернативным способом – газ в баллонах, сжиженный углеродный газ. Это может быть распределительная генерация, какие-то пеллеты или что-то ещё. Государство должно за это тоже заплатить. Но вот рассчитывать на то, что у нас к каждому дому в Якутии к 2030 году подведут сетевой газ, не стоит. 

Да этого и не нужно, уверен эксперт. Есть немало стран, где уровень газификации и сейчас ниже, чем у нас. В той же Америке, скажем. В Армении уровень высокий, но это не значит, что эта страна выше по экономическому развитию, чем Россия. Просто с учётом географических и других особенностей, это сделать удалось.

 
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Ссылки по теме:

"Северный поток - 2" поставил США в трудную ситуацию: Bloomberg обнаружило два санкционных нюанса

Немецкий депутат предложил выставить США счёт за "Северный поток - 2": Речь о миллиардах евро

Попытка остановить "Северный поток - 2" вызвала у Путина улыбку: "Всё примитивно"

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация