Какую силу имеет педофильское лобби. Шафран разбирается в деталях

  • Какую силу имеет педофильское лобби. Шафран разбирается в деталях

Очередная трагедия: извращенец, уже отбывший наказание за "совершение насильственных действий сексуального характера", изнасиловал и убил двух десятилетних девочек в Кемеровской области. Мы вспоминаем про борьбу с педофилами только тогда, когда самое страшное уже случилось. Разговоры об ужесточении наказания педофилов ведутся уже лет 20, но воз и ныне там…

Слишком часто стали повторяться подобные преступления, и естественная реакция и власти, и общества - ужесточение наказания. Уполномоченный при президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова, комментируя убийство двух девочек в Кузбассе, заявила ТАСС:

Мы настойчиво из года в год бьёмся за ужесточение наказания за преступления против половой неприкосновенности детей <…> С 2018 года в Государственной думе на рассмотрении находится законопроект, он предусматривает пожизненное наказание для педофилов и другие меры, которые должны повысить защищённость детей. Мы участвовали в разработке документа, получили поддержку многих ведомств. Какие ещё аргументы нужно привести? Одно странно: с кем же мы боремся все эти годы? Для кого ещё непонятно, зачем этот документ?

Многие уверены, что пожизненного заключения недостаточно, и призывают вернуть смертную казнь. Очень жёстко по этому поводу высказался первый зампред думского комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. Его слова цитирует "Газета.Ru":

Мы считаем, что педофилам и террористам, педофилам-убийцам надо назначать смертную казнь.

Случается, что люди не дожидаются государственного суда над педофилами и устраивают самосуд. В Самарской области мужчина по имени Вячеслав Матросов убил знакомого, в телефоне которого обнаружил видео соответствующего содержания со своей дочерью.

Сейчас идёт активная общественная кампания в поддержку Матросова. Самарцы создали петицию, в которой говорится: "Так бы сделал каждый отец! Это будет примером для всех! Поэтому мы требуем понимания со стороны исполнительной власти, МВД и Следственного комитета в целом".

С решением проблемы мы не справляемся. Что делать?

Повторяемость преступлений и регулярные случаи самосуда над педофилами – это явный признак того, что правоохранительные органы в настоящее время не справляются с решением проблемы. Ужесточение наказания в данном случае должно стать лишь одной из мер. Ведь, как известно специалистам, террористические акты предотвращаются не только ужесточением наказаний, а постоянно ведущейся кропотливой и рутинной работой по выявлению потенциальных террористов, цепочек поставки оружия и боеприпасов и других действий, которые спецслужбы не разглашают.

Быстро находить педофилов благодаря камерам видеонаблюдения стало проще. Но как предотвратить повторяющиеся и повторяющиеся преступления против детей? Об этом в студии "Первого русского" ведущая Анна Шафран беседовала с лидером движения "Сдай педофила" Анной Левченко и журналисткой, членом Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Евой Меркачёвой, которая присоединилась к беседе по скайпу.

Анна Шафран: Давайте сначала поговорим о наказании: смертная казнь или заключение на пожизненный срок. Поможет ли это снизить число преступлений против детей?

Анна Левченко: В современных наших реалиях все разговоры о смертной казни – это чистый популизм. Маньяки-педофилы не боятся таких мер устрашения, как длительные сроки заключения или смертная казнь. Понятно, что такие преступники должны пожизненно сидеть в тюрьме, и других вариантов здесь быть не может.

Но если всё-таки кто-то из таких граждан выходит на свободу, то тут необходимо менять Закон об административном надзоре, ужесточать контроль. Согласно действующему законодательству, даже если система в Кемеровской области сработала бы идеально, преступление предотвратить это не помогло бы. К каждому освободившемуся маньяку по участковому не приставишь.

– Ева, а на ваш взгляд, какое наказание для педофилов должно быть предусмотрено в новом законе, который, как хотелось бы надеяться, будет принят новой Думой? Смертная казнь или пожизненное заключение?

Маньяка надо "препарировать", чтобы изучить

Ева Меркачёва: Я точно против смертной казни, это моё твёрдое убеждение. Исследования, которые проводились в тех странах, где ещё сохранилась смертная казнь, показывают: преступлений не стало меньше. И жёсткость наказания не влияет на преступность как таковую. Это известно давно, но наши законодатели почему-то склоняются больше к популистским решениям: люди ждут, что депутаты скажут "давайте всех казним", и они это говорят.

Но на самом деле такое решение не остановит преступность, не избавит нас от проблем. Это просто будет актом возмездия. Станет ли кому-то легче от этого? В этом я тоже не уверена. На какой-то момент люди выдохнут, а потом станут задумываться: а не произошла ли ошибка? К тому же невозможно уже будет узнать, что же подтолкнуло маньяка-педофила на преступление, мы уже не сможем его изучить, условно говоря – препарировать. Ведь преступников, осуждённых на пожизненное заключение, могут исследовать учёные-психиатры и другие специалисты.

Что касается пожизненного срока, побывав в колониях, где находятся пожизненно осуждённые, я могу сказать, что в каждой из них сидят педофилы, то есть эта мера наказания применяется к ним уже сейчас. Осуждаются они на пожизненный срок за изнасилование, сопряжённое с убийством. За развратные действия в отношении несовершеннолетних педофил получает меньший срок.

Если говорить об этих "развратных действиях", то есть "потрогал за что-то", то у правозащитников на этот счёт есть сомнения, потому что была волна "педофильских" дел, когда жёны обвиняли мужей, родители – учителей, но потом уже шла волна оправданий.

Вспомните хотя бы знаменитого педагога-пианиста московского (преподавателя ЦМШ Анатолия Рябова, впоследствии оправданного коллегией присяжных, – Прим. ред.), который был в достаточно почтенном возрасте, когда одна из родительниц обвинила его в том, что он якобы трогал её дочь. Доказать, трогал или не трогал, невозможно. Всё, что есть, – это слова девочки и слова её мамы, а это экспертизами не подтверждается. И было бы странно, если бы мы просили таким людям пожизненный срок, настолько сомнителен факт самого преступления.

У нас несколько врачей было осуждены на сроки от 7 до 12 лет, потому что, по показаниями детей, они их якобы трогали. Но трогали или нет – тоже сомнительная история.

Что касается конкретных дел, где есть насилие, подтверждённый сексуальный акт, то в этих случаях, безусловно, мерой наказания может быть только пожизненный срок. Такие люди не исправляются, и мы должны говорить о том, что это болезнь. Но на сегодняшний день методик лечения педофилии не существует.

– Анна, напомните, какие сегодня существуют наказания для тех лиц, которые совершили подобного рода преступления?

А.Л.: Я дополню коротко по вопросу смертной казни. Я считаю, что простые обыватели имеют право говорить на тему смертной казни, имеют право желать возмездия. Но профессионалы – депутаты, правозащитники, законодатели – на это права не имеют. Они должны исключительно трезво подходить к этому вопросу, иначе мы устроим в стране балаган, а этого очень бы не хотелось.

– Но с другой стороны, мораторий на смертную казнь можно отменить? В Белоруссии, к примеру, нет такого положения.

А.Л.: По поводу того, какие сроки получают педофилы. Наша горячая линия "Сдай педофила" существует уже 11 лет, в год мы получаем около трёх тысяч обращений. Какое-то количество из этих обращений впоследствии перерастает в уголовные дела и доводится до суда.

Но там порой происходят очень странные вещи. Иногда педофил получает 12-15 лет заключения, и это абсолютно обоснованный срок в рамках действующего законодательства. А иногда педофил получает 1 год и 8 месяцев колонии-поселения, как это случилось в прошлом году в Ростове-на-Дону, где тренер школы олимпийского резерва на протяжении нескольких лет развращал и насиловал своих подопечных. И всё это было абсолютно доказано. Этот срок абсолютно неадекватный.

– Ева, а у вас есть какое-то объяснение тому, почему так происходит?

Е.М.: У нас суд независимый, мы не можем на него давить. Видимо, суд руководствовался какими-то своими убеждениями. Конечно, не могу не поддержать Анну, это очень странное решение, объяснить его невозможно.

Может быть, стоит уже в рамках нового законодательства ужесточить и прописать низший предел наказания за такие преступления, чтобы судья не мог дать, скажем, меньше семи или десяти лет. И тогда уже ни о каких условных сроках или колонии-поселении речь идти не будет.

Маньяк-педофил всегда рецидивист

– Не все до конца понимают, что такое педофил. Вы, Анна, уже много лет занимаетесь этой проблемой. Можно ли быть уверенными в том, что педофил, отсидевший свой срок, будет считаться нормальным человеком после выхода на свободу? Можно ли быть уверенными в том, что он больше не повторит этого преступления? Или педофил – это всегда рецидивист?

А.Л.: Для того, чтобы разобраться в проблеме, надо понимать, что существуют просто педофилы, а есть маньяки-педофилы, которые насилуют и убивают детей. 

Обычные педофилы, которые не убивают детей, не нападают на них в тёмных подъездах, подбираются к ребёнку месяцами или даже годами. Они меняют психику ребёнка для того, чтобы он никому ничего не рассказал, чтобы он поверил в то, что это какая-то любовь, это что-то особенное и происходит всё якобы "добровольно". Это не меньшая психологическая травма, чем изнасилование.

А вот маньяки – это как раз те нелюди, которые нападают на детей в лифтах, в подъездах. Но и те и другие – в 95-97 % случаев рецидивисты. Когда маньяк или педофил выходит на свободу, то в ближайшие год-два он, скорее всего, совершит такое же преступление или даже серию.

Именно поэтому я выступаю за пожизненный срок для подобных преступников. Все эти браслеты, надетые на них для наблюдения, помогут быстрее поймать педофила. Но что ему помешает с этим же браслетом снова напасть на ребёнка?

Проблема – в голове. Но сделать из педофила нормального человека мы пока не можем

– Ева, а вы как считаете, есть ли надёжные и проверенные способы избежать рецидива? Или всем педофилам требуется постоянная изоляция от общества?

Е.М.: Постоянное наблюдение – то, что должно быть обязательно. Полная свобода для таких людей губительна, а в первую очередь – это опасно для детей, которые находятся рядом с ними. Возможно, если бы на них был заметный всем браслет, если бы дети знали, что дядя с таким браслетом опасен, может быть, кого-то это бы и уберегло.

Хорошо верить в то, что у нас цифровизация, что уличные камеры могут вовремя заметить, а браслеты будут издавать нужные сигналы…

– Но в Казани, одном из самых цифровизированных городов, это не уберегло от того инцидента, который там случился.

Е.М.: То есть невозможно предусмотреть все огрехи этой системы, как и нереально оснастить камерами все посёлки, но это не значит, что мы не должны в этом направлении идти. Пока же что мы можем? К примеру, селить педофилов в каких-то отдельных местах, может быть, на острова отправлять. Либо обязательно прописать им медицинское лечение.

Но на текущий момент наши врачи не обладают тем арсеналом средств, которые могли бы сделать из педофила нормального здорового человека. Мозг педофила – это такой ящик Пандоры, что никто не знает, как с ним быть.

Обычная или химическая кастрация не помогают. Доказано, что педофил в этом случае начинает действовать какими-то другими извращёнными способами. Его проблема – в голове, а не в другом органе. Таких людей надо либо лечить, либо изолировать. Не обязательно это должна быть колония для пожизненно осуждённых, это может быть какая-то изолированная территория.

А.Л: Ева очень правильно говорит, что все маньяки, педофилы и прочие, совершающие преступления на сексуальной почве, пока совершенно не исследованные граждане. Плохо, что на эту тему нет никакой научной базы.

Такая ситуация связана с тем, что в 90-е годы и в начале 2000-х было некое табу на исследования преступников, совершающих правонарушения сексуального характера. Эта тема считалась стыдной, неудобной, и на неё старались вообще закрыть глаза, словно её и нет. И только сейчас стали открыто говорить об этой проблеме.

Между тем в Канаде существует специальная тюрьма, куда свозят всех преступников, совершивших преступления сексуального характера – маньяков, педофилов, психопатов и прочих. Но это не просто тюрьма, а одновременно научно-исследовательский центр. Там осуждённым даже МРТ делают. Учёные исследуют их головной мозг, пытаются найти и какие-то биологические причины их отклонений.

С такими преступниками там работает огромное количество психиатров, психологов и прочих исследователей, а на основе полученных результатов разрабатываются определённые методики реабилитации преступников. Понятно, что полностью вылечить педофила невозможно. Но сократить рецидив на 50-60 % путём какой-то комплексной терапии можно.

А химическая кастрация – это вообще бред. Потому что, помимо всех прочих факторов, действие дорогостоящей химической кастрации снимается обычной таблеткой "Виагры".

Нужна профилактика: надо работать и с детьми, и с родителями, и с педофилами

– Что касается этой тюрьмы в Канаде. Там ведутся исследования, и есть некая сумма данных, которая говорит о том, что педофилов можно лечить в какой-то степени?

А.Л.: В какой-то степени – да. Я всегда выступаю за то, что этих преступников необходимо каким-то образом группировать в одном месте. У нас же педофилы раскиданы по всей стране, и говорить о каких-то дорогостоящих психиатрах или психологов в каждой тюрьме не приходится. Но мы можем создать хотя бы один такой центр, который стал бы научно-исследовательской базой, и за время заключения, а это как правило 10-15 лет, можно было б скорректировать его поведение.

А сейчас педофил выходит из тюрьмы не просто таким же, а с ещё более поломанной психикой. И вот это преступление в Кемерове, о котором мы говорим, классический пример: первый раз педофил совершил сексуальное преступление, но не убивал. А во второй раз – вышел и убил. Но если бы с ним была бы проведена хотя бы какая-то работа, этого могло бы и не случиться.

Кроме того, необходимо заниматься профилактикой. Мы весь эфир говорим о том, что надо делать с педофилами. Но ведь помимо этого необходимо работать с родителями, со школьниками. Не надо вводить секспросвет. Надо на уроках ОБЖ объяснять детям, что ни один взрослый не может дотрагиваться до тебя в тех или иных местах и так далее. Это банальные правила безопасности.

– Ева, а вы как считаете, что надо делать родителям, чтобы защитить своего ребёнка? Чему учить, начиная с какого возраста? Вы, я думаю, видели эти жуткие эксперименты, когда психологи и даже обычные журналисты спокойно уводили детей с площадки? Как избежать этого слепого доверия к чужим?

Е.М.: Аня очень правильно говорит, что в рамках того же ОБЖ можно объяснять детям совершенно простые и понятные вещи. Это нормально, когда ребёнок знает, что существуют преступники.

Что касается профилактики. Мне кажется очень важным, чтобы педофилов, которые находятся на пожизненном сроке, тщательно исследовали. Если бы психиатры, сексологи и криминалисты уделили им внимание и не просто тестировали бы их, а изучали бы, как эта болезнь развивается, что с ними происходит, то на основе такого тотального изучения педофилов была бы создана некая система тестирования, и уже прямо в школе, у старшеклассников, могли бы выявлять склонность к педофилии.

Да и в целом можно было бы понять, что происходит в организме, почему человек становится педофилом – какие-то гормоны на это влияют ли, какие-то химические процессы. Может быть, каких-то веществ не хватает или, напротив, наблюдается переизбыток. И тогда можно было бы лечить таких людей медикаментозно.

А.Л.: Человек не рождается педофилом или маньяком. Очень часто это совокупность серьёзных психотравмирующих ситуаций, в том числе связанных с пережитым в детстве самим педофилом сексуальным насилием, а эта травма не была проработана со специалистом.

Пропаганда педофилии: когда за это начнут наказывать?

– Есть ещё такое понятие, как пропаганда педофилии. К сожалению, с этой проблемой мы сталкиваемся всё чаще. А в стане наших "западных партнёров" это явление всё больше раскручивается, так же, как в своё время происходило это с гомосексуализмом. Даже через определённые комитеты ООН начинает потихоньку продвигаться мысль о легализации педофилии. Понимая те угрозы, которые мы сегодня обсудили, может быть стоит уже подумать о запрете пропаганды педофилии и уголовном наказании за это?

Е.М.: У нас есть уголовное наказание за пропаганду педофилии, это предусмотрено хотя бы в рамках уголовной статьи, запрещающей порнографию. К слову, во многих странах пропаганда педофилии наказывается, за это предусмотрена даже уголовная ответственность. К этой теме относятся довольно жёстко. Большинство людей понимают, что педофилия и её пропаганда – это самое страшное, что только можно представить.

А.Л.: При этом существует огромное количество Telegram-чатов, сайтов в интернете, групп в соцсети "ВКонтакте", где педофилы совершенно открыто обсуждают свои темы, говорят о том, что педофилия – это сексуальная ориентация, где они пишут политические манифесты, говорят о том, что надо идти в политику и добиваться снижения возраста сексуального согласия.

– Речь о создании партии педофилов даже идёт. В Голландии были такие попытки.

А.Л.: А все эти сайты и форумы опасны тем, что педофил, который ещё не совершил преступления, попадая в такую "компанию", получает не просто индульгенцию на совершение преступления, а убеждение в том, что он-то нормальный, это общество пуританское, государство плохое.

Мы в рабочей группе у Елены Мизулиной (членом Совета Федерации - ред.) уже разработали законопроект о запрете пропаганды педофилии, в котором расписали и конкретную ответственность, но сейчас почему-то это не принимается. Я очень надеюсь на то, что Госдума нового созыва к этой проблеме отнесётся более внимательно. Я буду биться за этот закон до конца.

Почему у нас педофил может хоть с плакатом встать у СК, на котором будет написано "Я педофил", почему они пишут, не скрываясь, жуткие вещи, а мы ничего им не можем сделать. Они ничего не боятся.

Против ужесточения наказания действует педофильское лобби?

– Ситуация умопомрачительная. Лет 20 уже ведутся разговоры о том, что надо ужесточать законодательство в этой части, но до сих пор воз и ныне там. Видимо, лобби серьёзное действует: все согласны с тем, что преступления эти чудовищные, но никакой адекватный закон до сих пор принять невозможно. Что  необходимо сделать?

Е.М.: Как это страшно ни звучит, но появилось слишком много жертв, поэтому есть надежда на то, что такой закон будет принят. И об этом говорят уже все: надо ужесточить ответственность за преступления педофилов.

На мой взгляд, наказание и сейчас достаточно жёсткое, но этих людей необходимо оградить от общества. Пусть это будет не тюрьма, но полная изоляция. Плюс к этому – электронные браслеты, усиленный надзор и профилактика. И конечно – запрет пропаганды педофилии в том виде, о котором говорила Анна. Разумеется, необходимо закрывать все эти форумы, где они обмениваются опытом и так далее. И за это должна быть предусмотрена уголовная ответственность.

Очень хочется, чтобы наши правоохранители использовали все те законы против педофилов, которые уже существуют, и бросили все свои силы на поиск и поимку таких преступников. Не всегда легко заставить их работать в этом направлении.

Самое главное – неравнодушие. Не проходите мимо, будьте бдительны

Завершая программу, Анна Шафран выразила уверенность в том, что новый состав Государственной думы обязательно озаботится законодательной базой и ужесточением ответственности за преступления против детей. Тем не менее, добавила она, очень хочется, чтобы мы научились не только сурово и неотвратимо наказывать, но и эффективно предотвращать трагедии. 

В небольших деревнях и сёлах, где все всех знают, преступления против детей редкость – всё на виду, все общаются друг с другом, что-то скрыть сложно. В больших городах-миллионниках родители редко оставляют детей без присмотра. В зоне риска небольшие города – где люди уже не знают всех своих соседей, но по-прежнему отпускают детей гулять одних.

Значит, необходима системная работа. Если мы будем вспоминать о борьбе с педофилами только после громких преступлений, значит подобные преступления будут, увы, неизбежно повторяться. Только профилактика. Только неусыпный контроль со стороны правоохранительных органов за отбывшими наказание и неравнодушие к происходящему вокруг со стороны всех взрослых.

Пожалуй, самое главное – это  неравнодушие. Не проходить мимо. Не закрывать глаза. Не стесняться вызывать полицию, если поведение соседа или просто случайного прохожего кажется подозрительным. Извиниться никогда не поздно. А вот жизнь ребёнка – уже не вернёшь.

Подумайте об этом.

 
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Ссылки по теме:

Цифровые правила растления детей: ООН решила воплотить мечты педофилов

Новости партнёров
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация