Польша, Прибалтика, Румыния: Форпосты атлантизма в Европе

  • Польша, Прибалтика, Румыния: Форпосты атлантизма в Европе

Восточная Европа в новой геополитической ситуации.

Приход к власти в США в 2020 году нового президента от Демократической партии Джо Байдена и изменившаяся политика новой администрации США стали факторами геополитических изменений на восточноевропейском направлении. Многие страны региона ориентированы на США в большей степени, чем на континентальную Европу, поэтому изменения политики в Вашингтоне сказываются на них самым непосредственным образом.

Согласно логике классической геополитики, сформулированной ещё сэром Хэлфордом Маккиндером, контроль над Восточной Европой чрезвычайно важен для атлантистских держав, так как это позволяет создать буфер между Евразией (Россией) и континентальной Европой, не давая объединить их силовой и экономический потенциал. В геополитических реалиях начала 2000-х это выразилось в делении Европы на "Новую" (восточноевропейские союзники США) и "Старую" (франко-германское ядро ЕС). Позже политика стран Восточной Европы несколько диверсифицировалась (Словакия и Венгрия стали проводить более самостоятельную политику). Помимо США, России и ЕС, на политику отдельных стран стали влиять и другие игроки – прежде всего Китай и Турция. 

Польша: чужой среди своих

Правящая в Польше партия "Право и Справедливость" объединяет приверженность католическим консервативным ценностям во внутренней политике и ультраатлантизм в политике внешней. Общим знаменателем этого шизофренического курса является русофобия. Шизофреничен он тем, что внутри страны его представители заявляют о защите христианских консервативных ценностей и суверенитета, одновременно солидаризуясь во внешней политике с давлением на оплот этих ценностей – Россию. Ориентация на США и ЕС, которые выступают центром либеральной идеологии, прямо противоречит любым религиозным и консервативным установкам. Теоретически она должна привести к подрыву всей этой модели с последующей заменой консерваторов-атлантистов на более соответствующих идеалам "открытого общества" либералов во главе Польши. 

Современная Польша придерживается ягеллонской парадигмы во внешней политике, ориентированной на активную "цивилизаторскую" роль на Востоке – на землях Украины и Белоруссии (в отличие от другой традиционной польской внешнеполитической парадигмы – "пястовской", ориентированной на активную политику на Западе). Этот курс, использующий исторические (но геополитически давно не актуальные) обиды к России, реализовывался последние 20 лет. Наиболее зримым его воплощением стала поддержка Польшей белорусской оппозиции при попытке государственного переворота в этой стране в прошлом году. Именно из Польши через телеграм-каналы типа Nexta и другие соцсети координировались незаконные протесты.

Одновременно Польша была главным противником российско-европейского проекта (де-факто, российско-германского) "Северный поток – 2". Приход к власти в США столь же консервативной администрации Дональда Трампа в 2016 году стал шансом для Польши: стороны договаривались о совместном противодействии российским инициативам, размещении в Польше дополнительного контингента войск США (база "Форт-Трамп") и закупке американского сжиженного газа.

Однако приход к власти либерально и глобалистски ориентированного Джо Байдена ударил по Варшаве с двух направлений.

Во-первых, после скандального прихода к власти на фоне сообщений о массовых фальсификациях при подсчёте голосов и захвата сторонниками Трампа Капитолия, для Байдена и Демпартии наиболее важным приоритетом стало решение внутриамериканских проблем. Ввиду невозможности преодолеть раскол внутри американского общества, демократы предприняли все меры по узурпированию власти. Это и обсуждение статуса штата для столичного округа Колумбия (попытка внедрить дополнительных сенаторов и конгрессменов), и противодействие попыткам сделать выборы более прозрачными. В этих условиях для демократов важно ударить по "кошелькам" республиканцев в нефтегазовом секторе. Поэтому планы администрации Трампа по наращиванию поставок сжиженного газа в Европу приостановлены, а "Северному потоку – 2" дали зелёный свет. В июле 2021 года Вашингтон заключил с Берлином соглашение по проекту, в котором санкции против плана по поставке российского газа в Германию отменялись.

Для демократов в Вашингтоне это соглашение также важно тем, что даёт возможность для продвижения "зелёной энергетики" в Европе и налаживает трансатлантические связи между Германией и США, ослабленные при Трампе. Разделяющий те же ценности леволиберализма, гендерной идеологии и экологизма Берлин ближе к современному руководству в Вашингтоне с идейной точки зрения, чем Варшава.

Второй фактор охлаждения отношений между Вашингтоном и Варшавой – идеологический. Позиции Польши по вопросам запрета абортов, правам сексуальных меньшинств и другим аспектам внутренней политики прямо противоречат позиции американских демократов. Теперь в вопросе идеологического давления на Варшаву едины и Брюссель, и Вашингтон.

17 августа Польша заявила, что выполнит предписание высшего суда ЕС и расформирует дисциплинарную палату судей, которая попала под раздачу за подрыв независимости судебной системы, о чем было сказано в пресс-релизе правительства во вторник.

В прошлом месяце суд ЕС постановил, что Варшава должна приостановить деятельность дисциплинарной палаты Верховного суда до 16 августа. Суд ЕС установил, что польская палата не имеет гарантий "независимости и беспристрастности". Европейская комиссия предупредила, что Польше грозят финансовые санкции, если она не выполнит решение суда.

В ответ польское правительство направило в Брюссель ноту, в которой говорится, что оно распустит палату в её нынешнем виде "в рамках дальнейшей реформы системы правосудия, которая начнётся в ближайшие месяцы". Однако в целом конфликт Польши и ЕС по вопросу судебной системы в стране (ЕС опасается авторитарных, то есть суверенных, реформ) продолжается.

Одновременно Польша вступила в конфликт с США и ЕС по вопросу контроля медиаресурсов. В начале августа польский сейм принял закон, запрещающий контроль над СМИ неевропейским компаниям. Госдеп США осудил закон, так как он ограничивает американских инвесторов. Против закона выступил и ЕС.

Суверенистская и консервативная политика Польши привела её к идейному конфликту с Вашингтоном и Брюсселем. Более того, польская оппозиция, пользующаяся поддержкой европейских и американских либеральных фондов, усиливается, проводит постоянные акции протеста. Распалась правящая коалиция в сейме. Из неё вышла партия "Согласие", заявив, что закон о медиа испортит отношения с США.

"Праву и Справедливости" теперь труднее действовать в парламенте. Экс-председатель Евросовета Дональд Туск – глава оппозиционной либеральной "Гражданской платформы" – рвётся к власти, повышая свои очки на международной арене и внутри страны.

Налицо перспективы дестабилизации Польши и будущего (пока непонятно, в какой временной перспективе) перехода власти к либеральным силам, которые постараются отменить все консервативные достижения "Права и Справедливости". При этом геополитическая антироссийская ориентация Польши не изменится, будучи дополнена идеологическим обоснованием ("борьба демократий и открытых обществ против авторитаризма"). Недиверсифицированная внешняя политика Польши (в отличии от развивающей связи с Россией, Китаем и Турцией соседней Венгрии) делает положение властей страны крайне шатким. Им нечего противопоставить давлению "союзников" из-за отсутствия геополитических альтернатив.

Фиаско переворота в Белоруссии – дополнительный фактор неустойчивости режима в Варшаве – является знаком провала стратегии по продвижению польского влияния на Восток. Сомнительны и результаты польской политики на Украине, основными выгодоприобретателями которой стали американцы. В целом непоследовательная и противоречивая политика польского руководства (атлантистский консерватизм в условиях, когда атлантизм подразумевает распространение ультралиберальных практик) обречена на провал. Крушение существующего в Варшаве режима и замена его на более либеральный, более лояльный Брюсселю и Демпартии США (но не менее антироссийский) – дело времени. 

Румыния: опорный пункт на Чёрном море

Польша и Румыния являются двумя опорными пунктами геополитического "санитарного кордона" в Восточной Европе. Это две самые крупные по населению и территории страны региона с выходом к Балтийскому и Чёрному морям. В обеих странах США наращивают военное присутствие. В Румынии, помимо баз США, на бывшем военном аэродроме Девеселу размещена система ПРО Aegis Offshore, которая теоретически может быть использована и для запуска направленных на Россию крылатых ракет, в том числе в ядерном снаряжении. Схожая система будет запущена в Польше на побережье Балтики. В июне 2021 года американские военные начали установку систем противоракетной обороны Aegis Ashore на базе Redzikowo в Польше.

Помимо давления на Россию на черноморском направлении, Румыния важна для США и как пункт, позволяющий проецировать силу на весь Черноморский регион и опосредованно на Ближний Восток. Военные аэродромы Румынии использовались НАТО для доставки грузов в Ирак и Афганистан. Сейчас США модернизировали базу "Михаил Когэлничану" на черноморском побережье Румынии и планируют превратить авиабазу "Кымпия-Турзи" в Центральной Румынии в новый крупный центр для самолётов НАТО в Черноморском регионе.

В целом внешняя политика современной Румынии сходна с внешней политикой Польши. Бухарест рассматривает Россию как источник угроз и выступает за усиление присутствия НАТО в регионе. Себя Румыния видит бастионом евроатлантического мира. При этом Бухарест, в отличие от Варшавы, не делает резких деклараций в адрес России. Однако и развития каких-либо отношений между двумя странами в политике и экономике не происходит.

В отличие от Польши или соседней Венгрии, Румыния гораздо менее субъектна во внутриевропейской политике. Глава страны Клаус Иоханнис считается человеком Брюсселя и проводит либеральную политику без какой-либо консервативной составляющей. Другой румын – экс-премьер министр страны Дачиан Чолош – руководит ультралиберальной фракцией в Европарламенте "Обновляя Европу" (преемник "Альянса либералов и демократов за Европу"). В целом страна послушно исполняет все директивы ЕС, источником внутреннего недовольства являются коронавирусные ограничения. Однако манифестации не перерастают в сколь-нибудь организованное политическое движение.

В соседней с Румынией Молдавии с ноября 2020-го происходит переход власти от пророссийских социалистов к прозападным силам в лице партии PAS и нового (с ноября) президента Майи Санду. Санду – гражданка Румынии, и она была поддержана в предвыборной кампании Румынией. Однако наибольшую роль в её приходе к власти сыграли местные отделения американских и европейских фондов и НПО. Приход Санду к власти и получение её партией более 50% мандатов на выборах лета 2021 года означают конфронтационный курс по отношению к России и Приднестровью, в который может быть втянута и Румыния – как естественный союзник прозападных сил в Молдавии.

В августе 2021 года Санду приняла участие в организованной Украиной "Крымской платформе", после чего на годовщину независимости Молдавии в Кишинёв прибыли президенты Польши, Румынии и Украины. Тем самым официальный Кишинёв чётко обозначил свою атлантистскую геополитическую ориентацию. В перспективе это чревато проблемами для Приднестровья и находящейся там группы российских миротворцев, вплоть до блокады или попытки силового решения приднестровского конфликта, от чего официально не отказывались молдавские власти. Однако решения относительно таких вопросов принимаются не в Кишинёве, не в Киеве, и даже не в Бухаресте, а в Вашингтоне. 

Прибалтика: на антироссийском фронте без перемен

Политика стран Прибалтики – Литвы, Латвии и Эстонии – кардинально не меняется. Все они демонстрируют сервильный атлантизм, любезно размещают подразделения НАТО, проводящие регулярные учения на российских рубежах.

В Латвии в июне 2021 года по обвинению в госизмене был арестован депутат сейма Янис Адамсонс из умеренной и (ложно) считающейся пророссийской партии "Согласие", а также гражданин России. Россия в свою очередь в июле 2021-го выслала консула Эстонии в Санкт-Петербурге, которого поймали за сбором разведданных.

Смена состава правительства в начале 2021 года, уход с поста премьер-министра Юри Ратаса (Центристская партия) и приход на его место Каи Каллас из "Партии реформ" не особо изменили внешнюю политику страны. Ратас считался прагматиком, готовым при всех противоречиях к развитию торговых отношений с Россией. Каллас более идеологизирована, однако свобода действий Таллина в рамках евроатлантической системы принятия решений слишком мала, чтобы фактор смены премьера реально влиял на политику страны.

То же самое можно сказать о Литве. Вильнюс, который в 2020 году выступил в качестве одного из важных центров белорусской оппозиции, координируемой США и Польшей, теперь напрямую расплачивается за свой выбор. Власти Белоруссии ориентировали на границу с Литвой потоки нелегалов из стран "третьего мира", так что проблема вышла на общеевропейский уровень. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель обвинил Минск в создании миграционного давления на восточную границу ЕС. В итоге Александр Лукашенко получил возможность давить на ЕС, используя противоречия между либеральной парадигмой, обязывающей принять беженцев, и незаинтересованностью восточноевропейских стран в поселении на своей территории мигрантов.

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой Катехон.

Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
Закрыть
В прямом эфире: Государственную Думу выбрали: Что дальше
регистрация